Бестселлер
Смертельная белизна
Порог
Война ангелов. Игнис

Библиотека электронных книг

Комментарий к книге 100 знаменитых чудес света

Avatar

Зшт

Хорошая книга для чтения в свободное время. Ненавязчиво рассказывается о различных сооружениях, претендующих на звание «чудо света.» Печалит только то, что в электронном издании практически отсутствуют иллюстрации, но с другой стороны по запросу в интернет можно найти изображение любого из собранных в книге объектов. Нисколько не пожалел, что приобрел себе эту книгу.

Анна Корниенко, Философские направления
Анна Ермановская, 100 знаменитых чудес света
Олесь Ульяненко, Квiти Содому
Ольга Чигиринская, Предсмертные стихи самураев
Іван Нечуй-Левицький, Запорожці
Мария Згурская, Наталья Лавриненко, Архитектурные стили
Ірися Ликович, Віртуалка
Олексій Кононенко, Щоденник чоловiка на межi сторiч
Дмитрий Табачник, Полководцы Украины: сражения и судьбы
Марко Вовчок, Три долі
А. Гопаченко, Цигун для начинающих
Олесь Ульяненко, Жiнка його мрiї
Олег Гуцуляк, Володимир Єшкілєв, Адепт, або Свідоцтво Олексія Склавина про сходження до Трьох Імен
Віктор Домонтович, Осип Турянський, Доктор Серафікус. Поза межами болю
Василь Базів, Кінець світу. Том 2. Пiсля…
Вячеслав Зарубин, Проект «Украина». Крым в годы смуты (1917–1921 гг.)
Олесь Ульяненко, Ангели помсти
Зигмунд Фрейд, Будущее одной иллюзии
Ганс Андерсен, Казки
Василь Базів, Кінець світу. Том 1. До…

Рецензия на книгу Будущее одной иллюзии

Avatar

neo smile

Очень сильная монография: яркая, хлёсткая, смелая и весьма актуальная даже на нынешний день. Хотя стиль написания этого автора не так уж прост и доступен для каждого читателя. И дело даже не в наличии специальной терминологии как таковой. Фрейд достаточно сложно крутит свои мысли, — он пишет на дуализме базовых понятий: отрицая одно устоявшее правило, он тут же ищет ему замену (особо не детализируя суть своей гипотезы) тем самым многое оставляя на откуп своему внимательному и вдумчивому читателю. И всё это в довольно увлекательном формате полемики двух враждебно настроенных оппонентов. Фрейд искусно привлёк в диспут воображаемого собеседника, — и ловить его мысли невероятно интересно, но достаточно сложно. С одной стороны авторский концепт нужно уметь читать ч/з определённый фильтр; а с другой Фрейд бесконечно прав в своей хлёсткой ироничной резкости когда утверждает и обобщает; по делу иронизирует, но совсем не утрирует: постоянное принуждение и навязывание религии (как со стороны гос-ва, так и в контексте различных сект/общин) неизбежно влечёт за собой оскудение чел-кого разума и неспособность здраво размышлять как таковую. И на самом деле Фрейд весьма умно и уместно обыгрывает то, что религия и Вера это не равнозначные понятия, — под каким бы красочным культом это не рассматривалось. Это мнимое равенство понятий — есть истинная ложь.

...Я все еще утверждаю, что в одном отношении мой труд совершенно безопасен: ни один верующий не даст себя поколебать в своей вере. Есть невероятное бесчисленное множество других, не являющихся верующими в указанном смысле. (...) Так же никого нельзя принудить к вере, как нельзя принудить и к неверию.

Его радикальное мышление не принимает признанные авторитеты и ортодоксальные утверждения за истину в последней инстанции. И, безусловно, в своём времени Фрейд выглядел Белой вороной в ключе своих глубоких размышлений, — но это всё же не столько провокация дешёвого безвкусного эпатажа, сколько искусно и терпеливо на протяжении всей его жизни и карьеры тиражирование вот этой тезы. -«Существует два способа оторваться от рутины (причём в данном контексте — это заезженная колея мышления социума): спастись от неё бегством или уйти в неё с головой и подорвать изнутри». Фрейд по видимому в аспекте своеобразного «террора» на протяжении всей своей успешной карьеры в психоанализе всё-таки осуществил последнее. И в этой монографии в том числе автор очень умён, талантлив, терпелив, основателен и весьма недоверчив к устоявшимся взглядам/авторитетам в своём эмпирическом познании и глубоком изучении психоанализа.

В свою очередь сравнивая здесь религию с детским неврозом, Фрейд скорее пытается обосновать инстинктивное поведение (потребности) индивида на заре чел-ва, нежели даёт подробное описание основных стадий взросления в контексте возрастной психологии. Автор измеряет на свой лад ту меру удовлетворения первичных потребностей человека, которая возможна при имеющихся в распоряжении земных благах, — иными словами: все наши так сказать культурологические ценности и морально-этические оценки напрямую зависят от нашего культа материального блага, иррациональных чувственных желаний, которые любой ценой просятся для своего воплощения во внешний мир. Сюда примешивается наша постоянная потребность быть за что-то стократно одаренными, — когда любая адекватная человеческая благотворительность в ключе сострадания неизбежно совершается под ярлыком «увеличение потенциала собственного статуса».

И в этом Фрейд ещё на заре психоанализа прошлого века оказался прозорлив, осмыслен и хладнокровно достоверен.

... Масса ленива и несознательна, она не любит отказа от инстинктов, а доказательствами ее нельзя убедить в неизбежности этого отказа, и ее индивиды поддерживают друг друга в поощрении собственной разнузданности...

Таким образом аскетичные установки формируют определённое ядро культуры, — но несмотря на это иррациональные желания, с которыми приходит в этот мир любой ребёнок и на волне серийного потребления неизбежно застревает в них же, даже взрослея, — одолевают каждого из нас на протяжении всей жизни. По мнению Фрейда нелепо и неверно думать, что человеческая душа не прошла определённый путь развития на стадии антропологии и формирования разумного человека, — но зачатки той звериной сущности и первобытных желаний не искоренимы включительно по нынешний день. И древнее глубинное Ид, — на этом в том числе выстроена суть нынешнего языческого мышления, — сегодня превалирует как никогда. Вязкое, сбивающее с ног Желание, — неважно что за этим в самом деле стоИт: красивая женщина или красная Ferrari — изначально и с невероятной силой раскачивает всю суть ортодоксальных запретов. И здесь не имеет значения мещанин «ты» или интеллектуал; ментал или эмоционал, — психо устройство чел-ка таково, что каждый имеет свои индивидуальные искусы, — но тех, кто им абсолютно не подвержен (а, стало быть, здоров и защищён) попросту нет. Иными словами укрепление своего статуса и необходимых для этого базовых потребностей (как драгоценное психологическое достояние нашей культуры) в определённом смысле означает, что древняя инстинктивная суть и во взрослой жизни не оставляет нас в покое. Отрицать подобные очевидные вещи, — это всё равно что смотреть в большое вертикальное зеркало и спекулятивно не видеть полную картинку, с ловкой выгодой акцентируя и «выхватывая» лишь отдельные фрагменты. И, соб-но, глубинная прозорливая суть этой статьи состоит в том числе в следующем: непривычные думать соб-ным умом, мы стали так доверчивы ко всякого рода знанию, так легковесно в него веруем всей своей наивной душой и с таким же благодушным согласием отказываемся от него, безболезненно меняя одно на противоположно другое.

...Если бы удалось хотя бы одну-единственную часть религиозной системы очистить от сомнений, то необычайно повысилась бы достоверность всего целого. Тут начинается деятельность спиритов, которые убеждены в продолжении жизни индивидуальной души и хотят продемонстрировать несомненность хотя бы этого одного тезиса религиозного учения. К сожалению, им не удается опровергнуть тот факт, что явления и высказывания их духов являются лишь порождением их собственной душевной деятельности...

Очень меткое, ловкое и стратегически точное замечание. Этот талантливый австриец искусно свингует понятиями, — особенно в свете нынешнего дня, в котором вера обрела лицо религии, а психоанализ медленно но верно соскользнул в цветастый и ущербный контекст эзотерики. И ту профессиональную этику, которую, соб-но, изначально закладывал Фрейд в фундаменте своего гипноза (а затем углубил и скорректировал Юнг в контексте своего контрпереноса): максимально мягко вытянуть из подсознательного клиента/вывести на осознание его же соб-ные мысли, которые и являются ответом на его текущий вопрос. -Всё это именно сегодня в свете модных течений нэлперов и коучей носит скорее всего хар-р обоюдного вранья: беспечные обещания и ведение в счастливую (успешную) будущность без наличия на то какой-либо надёжной базы у клиента непоср-но. Опошлённость и запустение в этом вопросе вызывают ностальжи по серьёзным авторам и трудам основателей психоанализа, — и по многим весомым причинам «Будущее одной иллюзии» одним из них и является, подтверждая правоту и базис данного вопроса. Фрейд ироничный, смелый, последовательный. И в этой монографии он не столько пытается развенчать высочайшие интересы человечества, — скорее всего он проводит некую грань между религией и верой; между культом и Богом; между иррациональной потребностью во что-то верить и адекватной психо потребностью человека иметь эмоциональную и нравственную опору в жизни. Так или иначе, но Фрейд не обесценивает понятие Бога и веры, — вероятно, на момент написания этой статьи многие догмы обветшали, морально устарели и перестали себя подкреплять адекватным поведением светского общества. И в свою очередь автор не смешивает понятие Бога и чисто челов-кие предпосылки появления определённой культуры (различных религиозных направлений) в общ-ве со всеми принятыми и установленными предписаниями (запретами).

PS Гностики, деисты, агностики... По мнению Фрейда всё это по сути определённое интеллектуальное «озорство» и некий закостенелый религиозный догматизм, — бесцельный и ненадёжный базис развития чел-ва.

PPS Великолепная статья, — зачётная, умная, цельная, лаконичная, актуальная — в определённом смысле венец антологии «Сумерки богов».

Боевики
Детективы
Детские книги
Домашние животные
Любовные романы