Бестселлер
До встречи с тобой
Ореховый Будда
Новая Луна

Библиотека электронных книг

Комментарий к книге Клятва жаркого сердца

Avatar

galochka.dmitrieva

Читала с большим удовольствием и интересом.Говорите простая девушка? Нет это девушка с большой душой и огромной любовью к окружающим.Если бы король от неё отказался был бы большим дураком. Побольше бы таких книг.

Ольга Тишина, И боги горшки обжигают
Глеб Бобров, Эпоха мертворожденных. Антиутопия, ставшая реальностью. Предисловие Дмитрий Goblin Пучков
Лина Диас, Знаки судьбы
Сара Орвиг, Жаркие свидания
Морин Чайлд, Цунами соблазнов
Дмитрий Григорович, Гуттаперчевый мальчик
Дарья Симонова, Тетя Пеларгония и тайна рода
Крейг Расселл, Аспект дьявола
Александр Горский, Время смерти
Лев Мехлис, Тень вождя
Коллектив авторов, Весёлые истории
Анна Пало, Один шаг до любви
Екатерина Кубрякова, Зазеркалье Петербурга. Путешествие в историю
Дженни Лукас, Клятва жаркого сердца
Татьяна Беспалова, Валерий Расторгуев, Патриотизм и русская цивилизационная идентичность в современном российском обществе
Евгений Фролов, Системный бизнес. Лидер и команда
Елена Браун, Ричард III
Хелен Диксон, Женщины графа Ланзбури
Юрий Константинов, Исцеление от изжоги. Лучшие народные рецепты
Сергей Енин, Адские прогулки

Рецензия на книгу Гуттаперчевый мальчик

Avatar

Sawwin

Дмитрий Васильевич Григорович в основном проявил себя как автор физиологических очерков. Жанр этот достиг наивысшего расцвета под пером Григоровича и довольно быстро сошёл на нет, оставив несколько блестящих образцов, таких, как «Очерки бурсы» Помяловского, «Нравы Растеряевой улицы» Успенского или «Петербургские шарманщики» того же Григоровича. Формально «Гутаперчевый мальчик» не является физиологическим очерком, тем не менее, он знакомит просвещённого читателя с совершенно незнакомой ему страницей русской жизни. Сюжет повести минимален, но сначала читатель видит, как живётся «в людях» сироте, оставшейся без попечительства родных, а затем кратко и жёстко описываются нравы цирковой жизни. Акробаты в ту пору работали без страховки, и каждый из них ежедневно рисковал жизнью. Отсюда и холодная привычка к смерти. Никто сознательно не гробил ребёнка, хотя падение с шеста было бы не опасным, если бы внизу стоял человек, да тот же клоун, который страховал бы неопытного артиста от падения. Но никому просто в голову не пришло сделать это. Сюжет, как и полагается в физиологическом очерке, оканчивается полным безразличием, лишь девочка, которую читатель видит впервые, кричит: «Ай, мальчик!»

Закономерный этап развития русской литературы. Повесть не обязательно любить, но её необходимо знать.

Боевики
Детективы
Детские книги
Домашние животные
Любовные романы