философское фэнтези

Комментарий к книге Две стороны монеты

Avatar

такая

Прочитала ребенку как сказку . Этим всё сказано )))

Все мы хотим лучшего для своих детей. И осознанно или инстинктивно выбираем сказки добрые и поучительные . Может поэтому в детстве недолюбливала брутальные сказки европейских классиков жанра.

Юрий Котлярский, Проект US – RUSSIA
Иван Панин, Сонная зайка
Алекс Бойко, Разорванные страницы
Рита Харьковская, Миры и судьбы. Том 1
Оксана Демченко, Две стороны монеты
Nikolay Lakutin, Virus
Олеся Строева, ДАзайнеры
Елена Федорова, Химера смерти. Спиннер головного мозга
Джон Краули, Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра
Анатолий Рубцов, В поте лица своего. Люди
Наталия Лада, Дежавю для Катерины
Джеймз Стивенз, Горшок золота
Райв Корвус, На границе времени
Дмитрий Скирюк, Драконовы сны
Анатолий Рубцов, В поте лица своего. Бесы
Ксения Филиппова, Взлеты и падения
Алекс Бойко, Пастор
Рита Харьковская, Миры и судьбы. Том 2
Том Ллевеллин, Страшная тайна
Анатолий Рубцов, В поте лица своего. Цари

Рецензия на книгу Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра

Avatar

Petro Gulak

У многих авторов есть книга, которую они пишут как последнюю. Неважно, напишут ли они что-то после нее (часто – пишут); и не так уж важно, хороша ли она (чаще – нет); и почти всегда она о смерти.

«В конце ноября», «Царица Лоана», «Пастушья корона». И «Ка».

Краули сознательно и последовательно нарушает аристотелевское правило единства действия, а не героя. Ворона Дар Оукли, которая… Ну, вот уже проблема для переводчика: Дар Оукли – самец. Который родился в Ка, мире ворон, на северо-западе Европы две с лишним тысячи лет назад, совершил нечто (здесь не буду спойлерить), умер, вернулся к жизни во времена святого Брендана, умер, вернулся к жизни в Новом Свете незадолго до прибытия европейцев, и снова, и снова – вплоть до близкого будущего, когда Имр, мир людей, движется к гибели.

Это не «Обитатели холмов» (в интервью Краули сказал, что вряд ли есть книги более противоположные, – преувеличил, но ненамного). Это не «romance», но мифическая хроника. Потому, видимо, в романе и нету героев, настолько живых, какими были Смоки, Оберон и Пирс, Дейли Элис, Роузи и Ада Лавлейс; чем дальше мы продвигаемся, тем более эскизными становятся персонажи-люди.

Потому что эта книга не о людях и даже не о воронах (чью «точку зрения» Краули последовательно воспроизводит; если вас смутят описания птичьего секса или планомерного поедания мертвых, эта книга явно не для вас, – но они не должны ни смущать, ни шокировать, как не смущают самих ворон).

Эта книга, как сказано, о смерти.

И об историях, как все романы Краули, начиная с «Машинного лета». О том, что бессмертие, – это превращение в истории. Что в царстве мертвых, которое регулярно посещает Дар Оукли, нет мертвых: только живые, которые отправляются туда, чтобы вернуться с рассказом о путешествии. Что смерть – это сон, который уже нельзя ни вспомнить, ни пересказать. Что трансцендентное существует, но недостижимо – или, другими словами, достижимо только в нашем земном бытии (к тому же привел Пирса финал «Эгипта»).

Это странный роман. Не знаю, понравился ли он мне. Но это книга, которую Краули не мог не написать.

Боевики
Детективы
Детские книги
Домашние животные
Любовные романы