Фэнтези

Комментарий к книге Невеста Темного Дракона

Avatar

irshakay

Замечательная книга продолжение но можно читать и как отдельную книжку . Прочла за день – предыдущая тоже была быстро прочтена уж очень интересные обе оказались . Рекомендую для легкого чтения эту романтическую историю

Виктор Ночкин, За горизонтом
Виктор Ночкин, Хищники Дня и Ночи
Виктор Ночкин, Собиратель зла
Ольга Пашнина, Невеста Темного Дракона
Олег Лебедев, Рижский ноктюрн мечты
Виктор Ночкин, Под знаменем Воробья
Николай Ярославцев, Вождь из сумерек. Книга 2
Рейчел Уорд, Рожденная водой
Евгений Горский, Некто Рвинский
Аноним, Канал имени Москвы
Виктор Ночкин, Все сказки мира
Виктор Ночкин, Темные пророчества (сборник)
Тата Орлова, Анастасия. Дело для нежной барышни
Александр Мазин, Волки Одина
Мишель Вико, История о том, как у Кощея Бессмертного золото похитили
Виктор Ночкин, Король-демон
Виктор Ночкин, Могила повелителя
Ольга Куно, Охотники на тъёрнов
Ким Чон, Реарити. Начало
Мария Фомальгаут, Когда улетают скрипки

Рецензия на книгу Король-демон

Avatar

miamortu

Желание закрыть лицо руками возникло у меня буквально с первых строк. С самого первого эпиграфа, в котором автор цитирует Кормильцева (если кто не в курсе, текстовик Наутилуса Помпилиуса). Это вообще свойственно отечественным писателям третьего эшелона и ниже — разбавлять фэнтези перлами из русского рока просто потому, что им нравятся эти группы. То, что выглядит это неуместно и провинциально, никого, естественно, не останавливает. И естественно, Ночкин на одном Кормильцеве не успокоился. В дело идут Высоцкий, Окуджава, Летов, Щербаков (который Михаил Константинович). Эпиграфы появляются примерно раз в одну-две страницы и выглядит это не как роман, а как стена из социальной сети, на которую хозяин тащит весь приглянувшийся мусор.

Это можно было бы списать на огрехи оформления, но и сам текст не вызвал никаких положительных чувств. Кустарный и многословный язык подобен болоту. Словно и не книгу читаешь, а идёшь по щиколотку в бурой жиже. Ни одного красивого оборота, ни одной мысли, выраженной кратко и легко. Зато полно болезненных неказистых уродцев. Например:

…Наконец-то я добрался домой и смогу как следует насладиться своим сокровищем… Самое главное в этом деле не спешить, а делать все медленно, смакуя каждую минуту.

Итак сегодня я под каким-то предлогом смылся с наших еженедельных посиделок и придя домой поскорее уселся за свой стол. Не спеша, предвкушая предстоящее удовольствие, я положил перед собой «Экзерциции», свою коллекцию (моя «коллекция» — это довольно потрепанный блокнот в черном переплете) и шариковую ручку.

Девочка Ннаонна пробралась тайком в Зал Обращений. ... Конечно, ее могли бы не пустить на церемонию Обращения насильно, поэтому она притворилась паинькой и, сделав вид, что не знает о том, что Кеннон вернулся сегодня из похода с добычей, отправилась к себе, а затем, когда о ней забыли, переодевшись во все черное и темно-серое, тайком выскользнула из своего покоя и прокралась в Зал.

— Итак, — снова заговорил Коннахья, — отныне ваша кровь принадлежит нам — вампирам, а ваши души — Гангмару Темному. Если попытаетесь бежать или бунтовать (а это совершенно бесполезно) — кара будет жестока и смерть ваша будет очень болезненной и долгой, а души ваши тут же достанутся Гангмару…

И это только первая глава. А их шестьдесят, абсолютно одинаковых в своей беспросветной кособокости. Так пишут люди, для которых овладение словом закончилось на способности не делать орфографических ошибок.

Сюжет не менее продуманный и стройный. Главный герой — «самый обычный и заурядный… харьковчанин». Работает инженером и коллекционирует заклинания, благодаря одному из которых переносится в мир меча и магии. И тут выясняются следующие интересные вещи:

1) Собранные заклятья гг помнит на зубок и эти заклятья работают безукоризненно. Сцена непосредственно после прибытия, в главной роли шариковая ручка:

Внезапно таинственный гость поднял над головой странно поблескивающую палочку, пробормотал что-то и весь зал осветился сероватым равномерным мерцанием.

2) Местные колдуны — профаны и неудачники. Сцена, в которой верховный маг королевства узнаёт, что вызванный им демон покушается на трон его родины:

— Ну нет! — загремел Гельда — Стать придворным магом демона! Ну нет! Я ухожу! ... колдун кинулся к дверям, взметая полы своего просторного балахона.

И размышления протагониста на тему, почему же он такой крутой:

я понял, что здешние колдуны не составят мне серьезной конкуренции, их магические способности не идут ни в какое сравнение с моими, заклинания они знают самые плохонькие, да к тому же у них в обычае пользоваться различными техническими средствами — вроде рисунков и свечей того старикашки, Гельды. Насколько я могу судить по литературе, что проштудировал, пополняя свою коллекцию, вся эта мишура — свечи, жезлы, восковые фигуры и прочее — используется только дилетантами и сама по себе не имеет большого значения. Это барахло лишь помогает сконцентрироваться магу, сосредоточиться на предмете магических усилий, то есть играет в колдовстве примерно ту же роль, что, скажем, картинки в книге. Подлинную же силу имеют лишь заклинания.

Причём герой не только первоклассный чародей. В прикладных вопросах он тоже разбирается гораздо лучше местных. Сцена, где гг даёт инструкции по продаже королевского гардероба:

— …Не выставляйте на продажу все сразу, а то цены собьете. Сначала продадите небольшую часть — выберите самое лучшее. Как только наторгуете золотых на шестьдесят-семьдесят — тут же шлите их сюда с нарочным, мне позарез нужны наличные. Потом с остальным не торопитесь — как распродадите — накупите товаров, которые здесь пользуются спросом — получится выгоднее, чем везти сюда монету…

Отдельным пунктом выделю совершенно халатное отношение к второстепенным персонажам. К примеру, до появления протагониста в королевстве Альда имелось трое претендентов на трон: «принц Кадор-Манонг, ... сэр Валент из Гранлота, победитель последнего турнира, ... и сэр Мертенк, канцлер Альды, фактически правивший страной последние три года». Первая сцена с их участием:

Претенденты на престол двинулись из зала, неуверенно косясь друг на друга. Разумеется, они проведут эти два часа не в покаяниях и молитве, а в непрерывном опасении за свою жизнь и следя друг за другом. Стоит кому-либо из них хотя бы опоздать к началу церемонии и — прощай, трон Альды, а разбираться в причинах опоздания придется при новом короле…

Но всё меняется после воцарения гг:

Сэр Валент из Гранлота, победитель последнего турнира — здоровенный светловолосый детина — получил звание маршала королевского войска. Было любо-дорого смотреть, как мой маршал не мог скрыть улыбки — я понял, что попал в точку, отныне этот парень — на моей стороне.

Кстати, сам сэр Мертенк показался мне не слишком умным, но честным и исполнительным служакой. Он, кажется, был даже рад, что я избавил его от риска стать монархом — сэр Мертенк правильно оценивал свои возможности и как канцлер чувствовал себя «человеком на своем месте».

То есть, вначале они все хотели на трон, а потом оказалось, что одному хорошо на своём старом месте, а второй просто любит повоевать и в гробу видал управление страной. Тут мало того, что отсутствие вменяемой мотивации, но, поскольку оба эти персонажа становятся сподвижниками героя, ещё и сюжетообразующий косяк.

Вкратце я бы охарактеризовал данный роман как графоманию и театр одной мерисьи.

И вместо постскриптума — сцена, где гг впервые видит орков:

…Это были не люди. Честно говоря, я был поражен.
Боевики
Детективы
Детские книги
Домашние животные
Любовные романы