Фэнтези

Комментарий к книге Ихтис

Avatar

vlada_m

Отличный атмосферный хоррор с достоверными героями. При этом вещь самобытная, не калька с известных образцов жанра. Детективная линия тоже на высоте.

Очень понравилось.

H. Lovecraft, Hullumeelsuse mägedes
H. Lovecraft, Vari aja sügavusest
Airika Harrik, Iseenda laps
Елена Ершова, Ихтис
Ольга Рыжая, Тайна серебристого дракона
Raul Sulbi, Täheaeg 11: Viirastuslik rügement
Henry Whitehead, Lääne-India valgus. Sari «Orpheuse Raamatukogu»
Laini Taylor, Tütar suitsust ja luust
Виктория Шваб, Сотворение света
Майкл Флетчер, Без надежды на искупление
J. Metsavana, Tuumahiid
Koostaja Sulbi, Hirmu ja õuduse jutud I. Üleloomuliku kirjanduse antoloogia
Sirly Hiiemäe, Elu hinnakiri
Марина Снежная, Пленницы Четырех Миров
Василий Горъ, Бездарь. Охота на бессмертного
Siim Veskimees, Täheaeg 9. Joosta oma varju eest
Inga Raitar, Elu Võti
Maniakkide Tänav, Surmakarva
Фриц Лейбер, Мечи и черная магия (сборник)
Анастасия Кобякова, Максим Тангочин, Добрые сказки

Рецензия на книгу Ихтис

Avatar

midea

О том, что Елена Ершова мастерица создавать в своих книгах атмосферу саспенса, хоррора и мистики, я поняла после прочтения романа «Неживая вода», да и при чтении «Царства медного» меня не оставляло необъяснимое чувство тревоги и внутреннего напряжения. Так что открывая «Ихтис», где указан жанр мистика/ужасы, я прекрасно понимала, что атмосфера будет местами мистическая, местами жутковатая, местами загадочная. И я не ошиблась – атмосфера полностью выдержана в соответствующем стиле. Мне хватило нескольких букв, чтобы почувствовать беспокойство за судьбу главного героя. Нет, это не те буквы, которые пишут на заборе, это сочетание букв выглядело как «ЧЕРВ…». Одно из слов, начинающееся на эти буквы, грозит смертельной опасностью герою: «черви», «червоный», «червонцы». Правда, постепенно любое слово, начинающаяся на букву Ч, вызывало стойкое чувство, что для главного героя вот-вот должно наступить «Время Ч»: «черный», «чертов», «Черных».

   Автор создала два мира: реальный и мистический. Но и тот и другой воспринимается очень реалистично. Совершенно неуловимо автор переводила меня из мистики в реальность и обратно. Окаянная церковь, Лешачья плешь, старый погост, колдун, ведьма, черная кошка, инфернальный обходчик путей, заброшенная исправительная колония, шест с древними символами, кот Баюн и многие другие образы по отдельности и переплетаясь друг с другом создавали жуткую, мистическую картину мира, который окружает главного героя.

    Но ключевой образ книги – Рыба. Рыба проходит красной нитью через весь роман: начиная с названия «ИХТИС»; упоминания о рыбалке в различных контекстах; образ Небесной Рыбы как образ мира мертвых (по крайней мере я его так восприняла); упоминание червей как корма для рыб и одновременное сравнение человека с червём; название секты «Рыбари Господни». И люди в этой книге только надеются поймать рыбу, собираясь на рыбалку, а вот рыба запросто проглатывает любого человека, как червяка. В общем, всё работает на то, чтобы Рыба в книге воспринималась, как нечто зловещее и сулящее беду.

    Наверное, в этом и есть особый талант Елены, когда обычные вещи приобретают зловещую ауру, когда персонажи находятся то ли в мире живых, то ли уже в мире мертвых, а ты вместе с ними переходишь тонкую грань между этими мирами и пытаешься дать рациональное объяснение происходящему в данный момент.

      Я ловила себя на мысли, что жути этому роману добавляет и тот факт, что действия разворачиваются в реальном, а не в выдуманном, фантастическом мире. Ведь по сути и место действия, и герои вполне реальны. Сколько масс-медиа и журналистов занимаются разоблачением или, наоборот, созданием историй о потустороннем, колдовстве, старцах, целителях и т.д. Да и в существовании самой деревеньки Доброгостово, где происходят основные события романа, не сомневаешься – ведь у неё есть конкретное географическое местоположение и история возникновения, которую герой узнаёт из старых подшивок в библиотеке. Такая история не редкость на наших просторах: поселение ссыльных, потом лесозаготовки или добыча других ресурсов, колхоз, приход более-менее цивилизации, а в настоящее время постепенное вымирание, когда на четырёх улицах три дома. И добраться до таких деревушек можно только или на машине, или на электричке, а потом протопов несколько километров пешком или на попутке. И быт застрявший где-то вне времени – отключи электричество – и сразу и не определишь в каком столетии находишься. В общем, все эти штрихи и мелкие детали заставляли поверить в реальность жуткой истории, которая разворачивается в романе.  

     Только я не любительница ужасов, триллеров и прочих страшилок, поэтому если бы автор играла только на первобытном инстинкте страха, то читать эту книгу я бы не стала.

       Но «Ихтис» для меня стал не только и не столько романом в жанре мистики и ужасов, сколько очередной историей от Елены Ершовой о людях в переломный период их жизни.

      Во-первых, помимо мистики в романе раскрыта вполне реальная проблема сектантства. Автор погружает читателя в современную секту: крутит её со всех сторон, даёт возможность посмотреть, как глазами стороннего наблюдателя, так и глазами самих сектантов, причем как рядовых членов, так и руководителей. Показаны все этапы нахождения в секте: от вступления, до выхода, цена которого очень высока. И с одной стороны, вроде и живут эти люди по божьим заповедям и вернулись к истокам христианства, ведь Ихтис – это символ первых христиан, и называют они себя «Рыбари Господни» — «ловцы человеков». Только нет в них ни любви к ближнему, ни сострадания. Особенно хорошо видна ущербность их веры и её несостоятельность при столкновении с отцом Спиридоном – православным священником из их деревни.          

        Бог есть любовь. Только не для этих людей. Чёткое разделение на свой-чужой, строгая иерархия, передача имущества или доходов при вступлении в секту, жестокие наказания за неповиновение, постоянное принижение рядовых членов и полное власть над ними главы секты. Люди и не живут фактически, они заживо себя похоронили в оковах чужой злой воли и готовы на любое злодеяние против того, кто не разделяет их убеждений.

         Хотя персонажи книги как раз смотрятся как живые. Все от главных до второстепенных и эпизодических персонажей – все имеют свои отличительные черты: характер, привычки и историю жизни, которая привела их в деревеньку под названием Доброгостово.

          В книге есть и детективная линия со стандартным вопросом: Кто убийца? Только честно говоря, пока автор мне не открыла имя преступника, я и подумать не могла – кто. Всё оказалось очень просто и очень жизненно, реалистично до мерзости. Но жизнь она такая – мерзости в ней достаточно. Правда, поиск убийцы уходит на второй план в сравнении с поиском загадочного Слова – мистической субстанции, которая даёт практически абсолютную власть не только в мире живых, но и над миром мёртвых.

      Сюжет книги построен на противостоянии двух персонажей: Павла – журналиста, который приехал разоблачиться секту Рыбарей и Степана Черных – лидера этой секты. С одной стороны, эти персонажи похожи: у обоих физическая ущербность (Павел не слышит, у Степана эпилепсия); у обоих погибли родители (Павла воспитывала бабушка, Степана – дед). Вот только люди они совершено разные. В «Ихтисе», как и в цикле про васп, идёт столкновение гуманной и антигуманой позиции. Один считает, что люди имеют право на жизнь по собственной воле, а не по чужой указке, а для второго люди – лишь винтики для достижения амбициозных планов. Герои у Елены как всегда не абсолютны в добре и зле. Каждый имеет как положительные, так и отрицательные черты характера, каждый совершает как плохие, так и хорошие поступки. Причём это касается не только главных героев, но второстепенных: Кирюха – местный хулиган, но старается помочь матери; Ульяна – несчастная женщина, терпящая издевательства мужа, но всё равно цепляющаяся за него в надежде что всё образуется и муж осуществит её мечту; Захарий – вроде раскаялся в своих преступлениях, только не гнушается совершать новые; Матрёна – добрая женщина, но своего не упустит и выгоду везде найдет; Отец Спиридон – говорит правильные вещи, только действовать начинает, когда уже поздно. У каждого в этой истории есть свои скелеты в шкафу.

         Повторюсь, герои неоднозначные.  Вначале Павел абсолютно положительный персонаж: он пытается разоблачить мошенников, которые обманом заманили людей в секту. Но когда появляется то ли второе Я Павла, то ли его нездоровая фантазия подчиняет его разум, Павел уже совершенно не адекватен в своих поступках. Хотя он борется со своей тёмной стороной, с её проявлениями. Ох, какими красками заиграл этот персонаж, какие детские и подростковые травмы сдетонировали в нём под влиянием встречи со Словом. Я думаю, недаром автор, перед выкладкой финальных глав, дала ссылку на свою статью. Эта статья как раз хорошо объясняет поведение Павла: его раздвоение, его внутреннею борьбу. Так или иначе, но Павел остаётся носителем гуманной идеи в этой истории, он отстаивает право людей действовать по собственной воле, жить своим умом и не доверять свою судьбу более сильной и харизматичной личности, которая будет распоряжаться тобой, как марионеткой, в собственных интересах.

         Вот именно таким сильным, харизматичным, жестоким и властолюбивым выглядит в этой истории Степан – Чёрный Игумен. Нет, есть в нём и что-то хорошее – дочку любит, умеет настоять на своём, уверенно идёт к свой цели, не останавливается перед преградами. Только ценна, которую он платит за свои непомерные амбиции очень велика – это поломанные судьбы других людей. Да, и свою, наверное, тоже поломал, если бы нашел другое призвание, глядишь, и жизнь по-другому сложилась. Но нет, Степану нужно Слово и власть над людьми, которое оно может дать. Он внушил себе и окружающим, что он Мессия, только это плохо для него закончится.  «Не заносись верою выше орла, не будешь ползать вместе с червями» (с)

         Образ Степана автору удался на славу. В какой-то момент у меня даже ассоциация пошла с советским актёром, который играл Лютого в «Неуловимых мстителям». Вот, наверное, таким молодым и неистовым с дьявольским блеском в глазах его увидела и полюбила, а может и не полюбила, будущая жена Ульяна. Только теперь Степан постарел и больше похож на Тихона Парабукина из «Первых радостей».

        

      Но это, конечно, чисто внешние ассоциации. А внутри Степан страшен – страшен своим зверством, своей злобой, которую он вымещает на окружающих. Его тщеславие, его гордыня не дают ему жить. Он жаждет получить Слово и тогда уж он развернётся и сможет реализовать свои планы. А ведь когда-то у него была благородная цель стать хирургом и спасать жизни людей, но болезнь не дала осуществится этим мечтам. И так как тела ему спасать не судьба, то Степан решил спасать людских души. Храни нас Бог от таких Спасителей! 

       Павел однозначно победил Степана и пусть ему не удалось спасти сектантов, но он остановил Степана в его желании дальше распростронять своё учение среди людей. Хотя можно сказать, что Степана победила тёмная сторона Павла. Только Павел и в себе переборол желание стать таким, как Степан, он победил тёмную сторону своей души – своего доппельгангера. Павел прошел ритуальное очищение, побывав в брюхе Небесной Рыбы, можно сказать умер и воскреснул для новой жизни.

          История получилась многогранной и своеобразной. Автор так до конца и не дал ответ: была ли на самом деле мистика или во всём виновата нездоровая психика героев. Но книга от этой неопределенности только выигрывает, заставляя возвращаться к истории, и раскручивать её с разных сторон, искать в ней подтверждение мистической или реалистичной основы.

Боевики
Детективы
Детские книги
Домашние животные
Любовные романы