Фэнтези

Комментарий к книге Орден бесогонов

Avatar

rina_rock

Интересно с юморком, прибавилась философия в произведениях что в первой так и во второй части. Но начинает бесить постоянное кусь да лизь. В целом читабельно!!!

Надежда Первухина, Заботливая женская рука
Джонатан Страуд, Врата Птолемея
Илья Шевцов, Запертая комната
Аня Сокол, Экзамен первокурсницы
Елизавета Соболянская, Витязь в волчьей шкуре
Надежда Первухина, Ты в гадалки не ходи
Джонатан Страуд, Амулет Самарканда
Павел Майка, Мир миров
Марина Весенняя, Дикая. Будешь меня любить!
Алекс Анжело, Отбор в Империи драконов. Побег
Анна Гурова, Подкрадывающийся танк
Джонатан Страуд, Кричащая лестница
Дмитрий Миконов, Отмеченный сигилом
Марина Эльденберт, Скрытые чувства
Елизавета Дворецкая, Огнедева. Перст судьбы
Юлия Шилова, Пляски на костях, или Я тебя очень люблю, но себя больше
Генрих Эрлих, Род
Андрей Белянин, Орден бесогонов
Ясмина Сапфир, Ничья
Роман Куликов, Горгона

Рецензия на книгу Врата Птолемея

Avatar

nalekhina

В фэнтези есть разные штампы. Например, истории, аналогичные фильмам со Стивеном Сигалом, когда живыми в конце остаются только Сигал и его подруга по сценарию, которые идут к горизонту, оставляя на спиной горы трупов. Это называется «слащавый-хэппи-энд». Есть другой штамп – когда персонаж, действующий на нервы так, что хочется самолично втиснуться в сюжет и размазать его по стенке, вдруг начинает исправляться. Это звонок – в конце его грохнут / закроет собой амбразуру, чтобы навеки остаться в наших сердцах. Это называется «редкое-исключение-среди-слащавых-хэппи-эндов». «Врата Птолемея» — именно такой случай, причем крайний, поскольку ближе к концу автор, подготавливая гигантский погребальный костер своему герою, поднимает сентиментальный градус пропорционально размерам этого костра. Ну, мы же знаем, что трагедия со времен античности считалась более высоким жанром, чем ржачка и счастливый финал, так что было бы странно, если бы время от времени кто-нибудь из писателей не пытался об этом вспомнить.

В принципе, книга очень хорошо написана, но ирония первых томов постепенно угасает, поскольку «матереет» сюжет, соответственно серьезнее становится и Бартимеус. Что не понравилось, впрочем, как и в предыдущих томах — некоторая бледность антуража и антуражных персонажей. То, что вовлекается в фокус, интересно, подробно, живо. Все, что используется как сцена – не очень внятно, слегка картонно, словно наспех слепленная театральная декорация.

Боевики
Детективы
Детские книги
Домашние животные
Любовные романы