Эгерт Аусиньш

Комментарий к книге Купол над бедой. Дети серого ветра

Avatar

Denna

Отличная книга – идея просто класс! Персонажи, язык… Прочитал на одном дыхании. Жду продолжения!

Эгерт Аусиньш, Купол над бедой. Дети серого ветра

Рецензия на книгу Купол над бедой. Дети серого ветра

Avatar

Russell D. Jones

Ограничусь списком в стиле «что там есть и мне понра». Для «не понра» пункта не получается: расхождение с авторкой по ряду вопросов не есть недостаток книги (книги, где у меня нет расхождений, я пишу сама), а финал оставляет достаточное чувство насыщения.

Итак:

1. Из пяти главных героев трое — женщины пятидесяти лет. Мужики возрастные. МГС у них нет (не потому что они нетакие, а потому что социализация у них на родине проходит не по гендерному признаку).

1а. Второстепенных персонажей там дофигища. И третьестепенных. И массовка. Причём все типажи, не перепутаешь.

1б. Гендерный баланс там такой, какой он в окружающем нас мире. И не потому, что авторка феминистка, она не феминистка, она всего лишь поёт о том, что видит. А видит, что в одних местах больше женщин, в других больше мужчин, но вообще-то поровну.

1с. Юные люди там тоже есть. И младенцы. И старики. Но вообще роман — о взрослых людях и взрослых проблемах. И вот как раз женских историй там больше.

2. Это региональная фантастика как она есть. Вот как «Цветы корицы» Коростелёвой о Московском университете и Москве (но не только), этот — о Питере (но не только). И те три женщины — из Питера (как сказано про одну: она была создана «путем удачной прививки высшего гуманитарного образования на дичок обычного купчинского гопника женского пола и удобренный всем доступным неформальным мусором, попавшим в радиус досягаемости»). И поскольку такое место, то события, так или иначе, касаются всех ключевых точек истории города, от восстания декабристов до Блокады. И как бы это история развивалось в другом месте, представить невозможно, потому что — ну, вот тут очень многое не просто так. И люди тут особые — питерские, а ещё ленинградские.

2а. Великая Отечественная и Вторая Мировая роляют.

3. БГ. Там не только он, но вот как я начала весной 2018го это читать, так с тех пор переслушиваю и слушаю до сих пор. Местами куски как из него.

3а. Кроме БГ там до фига другого. А ещё военное и послевоенное. И оно там очень роляет. Впрочем, там всё роляет. Как и в жизни, где вроде мелочь, а без неё никак.

4. Танго. Поскольку танго не моё, отмечу лишь, что оно осталось не моим, но как составитель «кросс-арта в аниме» я обязана отметить, что это пример совмещения на уровне лучших анимэх. Танец в тексте, да. Но работает. И роляет (очень).

4а. Кроме танца там есть фехтование. Консультанты поработали.

4б. Кроме фехтования там ещё, например, повседневные моды… Ой, всё.

5. Актуальность у книжки такая, что местами перехватывает дыхание. Да, это альтернативное ближайшее будущее, и в 2014м году произошло не то, что произошло, а другое. Но очень многое сегодня и во вчера становится понятнее — ну, потому что все события там осмысляют с разных точек зрения. Во вчера, кстати, богато — Аргентина, к примеру.

5а. Это политическая фантастика.

5б. Там есть спецслужбы.

6. Жизнь в соцсетях как один из значимых аспектов бытия. И это не только СМИ, хотя и СМИ тоже — это информация, влияющая на людей, а через них на IRL, причём не только факты, но в первую очередь транслируемые точки зрения. Как в жизни, да. И это чертовски интересно написано.

7. Мелочи и телесность. Эта книга написана женщиной. И написана она принципиально мимо типичных, то есть патриархальных представлений о какнада и паприроде. Поэтому местами ощущается как очень радфемовская. Потому что опирается на то же — ну, например, на убеждённость, что «нельзя вымогать то, что даётся даром».

7а. Здесь, кроме женской, мужская контрацепция. И никто не умер. И мужики остались мужиками. Потому что контрацепция — это про ответственность.

7б. Здесь прямо заявляется, что женская и мужская контрацепция и отсутствие репродуктивного рабства даёт на выходе равноправие. И никто не вымер.

8. Я уже отмечала, что это реконструкция попаданчества типа «они к нам». Впрочем, «мы к ним там тоже есть». И это именно реконструкция, потому что вместо шаблонов и фансервиса подробно анализируется всё, от как началось до БП. И как из него выгребсти. Причём, повторяю, без фансервиса во всех смыслах этого слова.

9. Одна из главных героинь — психолог.

9а. Психологии отведено значительное место. Психологии героев и героинь, психосоциологии процессов и психологии как инструменту.

9б. Там прямо сообщается, что депрессию лечат таблетками, и что это опасное заболевание. Кроме того, что такое заболевание вообще есть.

10. Другая главная героиня — правозащитница.

10а. Юристов и экономистов там хватает, и они делают именно то, для чего существуют. И без них не обойтись (это взрослая книга, да). И это не менее увлекательно, чем фехтование.

11. Там есть байкеры.

12. Там есть маги.

12а. И некроманты.

13. Там есть, типа, зомби. И они мне, кстати, нравятся (потому что к ним относятся по-взрослому, ага).

13а. Радиация тоже есть.

14. В этой книге очень много любви. Разной. Она занимает такое место, какое занимает в жизни, ни больше ни меньше. И песня Владимира Семёновича там процитирована — «и чудаки, ещё такие есть, вдыхают полной грудью эту смесь». Но что характерно, там с первой до последней странице выдерживается идея того, что любви без уважения, честности и ответственность не бывает. А ещё это не долг женщины. Это вообще-то работа каждого партнёра.

14а. Брак там тоже есть. Привычный нам и не привычный, которого восемь, кажется, видов.

15. Ещё в этой книге есть наркотики. А также наркоманы и наркоторговцы.

16. И эльфы.

17. Там есть РПЦ, от которого не тошнит. И споры о вере не как на канале «Спас».

18. А ещё в этой книге реализован известный подход рассказчика — только не «недостоверного», отнюдь: профессионал работы с фактами. Книгу эту он написал, чтобы рассказать правду о событиях. И поэтому она такая полифоническая: у каждого своё мнение, своя точка зрения.

Боевики
Детективы
Детские книги
Домашние животные
Любовные романы